BestBreakfast 49. «Sharing morning. Sharing как драйвер для бизнеса и отношений»

14 ноября, 2019 17:27

Участники делового завтрака ГК «Бестъ», посвящённого малому бизнесу, проверили себя на готовность к шеринг-экономике. А заодно выяснили, можно ли вырастить креативный бизнес из теневого капитала и чем отношения на час отличаются от отношений на всю жизнь. Завтрак получился насыщенным и провокационным.

BestBreakfast традиционно поддержали юридическая компания «Дювернуа Лигал», компания «Стройэксперт» и официальный партнёр «Statio. Эффективные офисные интерьеры», официальный деловой партнёр «РБК Петербург» и портал Arendator. ru, а также информационный партнёр «Недвижимость и строительство Петербурга». Партнёром завтрака выступила ресторанная группа CHEGroup

Модерировали встречу в ресторане «Чайхана Чабрец» Андрей Лушников — председатель совета директоров ГК «БестЪ», автор книги «АйкиБизнес», и Анна Красовская — основатель авторской кондитерской, выпускница престижной кулинарной школы Le Cordon Bleu и автор книги Fashion Cakes, лучший кондитер по версии премии «Что Где Есть» журнала «Собака. ру».

Участники завтрака не только рассуждали о том, каким образом из мира частной собственности мы попали в мир шеринг-экономики, откуда всего за 10 лет в него пришли $23 млрд, какие дополнительные трудности и возможности ше4ринг открывает для малого бизнеса. Они сыграли в игру «Меняемся. К лучшему» — принесли с собой множество вещей с историей, которыми и поделились с коллегами.

Плохой новостью завтрака ожидаемо оказалось то, что в России доля малого бизнеса в ВВП остаётся крайне низкой — около 22%. В большинстве стран Европы, Японии и Китае небольшие предприятия приносят в экономику около 60% ВВП.

Однако в Петербурге дела обстоят несколько благополучнее, чем в остальной стране: на 228 000 малых и микро-предприятиях работают более 712 000 человек. И это удивительно, учитывая консерватизм Смольного.

Впрочем, это число в 2018 году впервые за последние 5 лет уменьшилось на 3%. Зато на 6% вырос оборот и на 38% выросли инвестиции, хотя в нестабильной экономике это выглядит не слишком правдоподобно. Неожиданно тем более, что объяснений этому нет никаких, а на практике, например, из строительной отрасли малые компании исчезли практически полностью.

Набор проблем не поменялся за последние годы: интенсивно развиваться малому бизнесу мешает дорогое кредитование, зависимость от чиновников, высокие издержки, ограниченный доступ к рынкам сбыта, технологиям, дефицит квалифицированных кадров и высокая экономическая турбулентность.

Однако турбулентность — ещё не повод никуда не лететь, поэтому предприниматели продолжают генерировать стартапы и искать под них финансирование, ищут готовое дело с налаженной технологией и сбытом, приобретают франшизы или выводят свой маленький бизнес из крупной корпорации, дорабатывая какую-то функцию самостоятельно и становясь постоянным поставщиком.

Заметным драйвером для развития экономики в современных условиях становится шеринг. Но сможет ли малый бизнес воспользоваться открывающимися возможностями?

«Шеринг-экономика создаёт массу практик для ведения бизнеса в условиях дефицита ресурсов, — считает Андрей Лушников. — Например, краудфандинг вместо банковского финансирования проекта. Фраза „Денег нет, но вы держитесь“ полностью отражает взаимоотношения банков и малого бизнеса».

Банки подтверждают, что малый бизнес — ни в шеринг-проектах, ни вне их. Они заточены на работу со зрелым бизнесом.

«У банков в принципе нет инструментов для кредитования малого бизнеса, — отмечает Михаил Гаврилов, советник Банка Санкт-Петербург. — Принимая решение о выдаче кредита, банк оперирует статистикой. Малый бизнес — это всегда всплеск, он продолжается от полугода до трёх лет, и статистики не образует. Поэтому появляется множество платформ, которые позволяют физическим лицам давать деньги малому бизнесу. Банки ещё долго не будет смотреть в эту сторону».

Примером успешного краудфандинга в Петербурге может служить бизнес Анны Красовской, которая сначала подписала 176 человек на свою книгу о кондитерском искусстве, а затем ещё 730 человек со всего мира помогли ей открыть кондитерскую на Петроградской стороне.

Андрей Гуляев и его компания Don’t Speak ищет деньги, а также новые связи и «мозги» методом народного IPO. Основатели готовы отдать инвесторам до 40% компании.

При этом малый бизнес по-прежнему может экономить на налогах. Налоговое бремя тяжело нести крупным компаниям, считает Максим Симонов, руководитель налоговой практики в компании «Дювернуа Лигал». Для небольшого онлайн- и офлайн-бизнеса: розничной торговли, аренды и шеринга с оборотом до 150 млн рублей в год льготных режимов налогообложения (патент, упрощённая схема) никто не отменял. Если же бизнес вышел за эти лимиты, можно диверсифицировать его, разбив на небольшие компании, каждая из которых ведёт самостоятельную деятельность. Тогда у налоговых органов не будет подозрений, что бизнес раздроблен искусственно.

По мнению Дмитрия Иванова, профессора факультета социологии СПбГУ, представившего участникам презентацию «Шэринговая экономика? Альтер-капитализм!», экономика совместного пользования существовала всегда — в форме сети уличных таксофонов, прачечных самообслуживания, блошиных рынков. XXI век привнёс в эти вполне традиционные занятия набор новых решений и IT-платформ, что и привело к взрывному росту некоторых видов бизнеса.

Идеология совместного пользования или одноуровневого обмена ценностями без дополнительной нагрузки на природу и экономику всегда практиковалась в маргинальных кругах сквоттеров, интеллектуальных пиратов, хакеров. Крупные корпорации сначала боролись с такими практиками, а потом начали их перенимать, но в более гламурном ключе. Так родилась потребительская культура хипстеров и гиков.

Профессор Иванов считает, что шеринг-экономика не только не предполагает равенства, но даже усиливает расслоение на богатых и бедных. Сервисы вроде доставки еды основаны на усиленной эксплуатации сверхновых бедных. Малые и средние бизнесы от шеринг- и uber-технологий скорее страдают, но учатся жить и работать с ними.

Михаил Чирков, политтехнолог, политолог и публицист, кандидат политических наук, генеральный директор информационно-аналитического центра «Время» не считает, что предприниматели, создающие только 20% экономики, никогда не смогут повлиять на политический контекст в России. Впрочем, это мало печалит тех, кто работает в шеринге — по некоторым данным, до 50% софта в мире уже пишется для шеринг-экономики.

«Если вы не хотите вкладывать в шеринг-проекты, вам остаётся инвестировать только в недвижимость. А вообще, это поиск ответа на вопрос, что лучше: муж на час или муж на всю жизнь. Первый вариант — удобнее. Второй — познавательнее», — шутит Георгий Рыков, генеральный директор «БестЪ. Коммерческая недвижимость».

В ходе дальнейшего общения выяснилось, что шеринг-проекты в Петербурге вырастают из совместного пользования свадебными платьями, финансового лизинга подержанных автомобилей, аренды 3D-принтеров вместе с клиентской базой, использовании мощностей мебельного производства для новых дизайнерских разработок, качественном стрит-фуде, здоровом питании и так далее. Инвестируют в те направления, которых нет, где узкая конкуренция, в идеи, которые сложно повторить. У таких проектов меньше маржинальность, но лучше перспектива.

«Шеринг-экономика — уже давно не экономика бедных, — утверждает Егор Зайцев, управляющий партнёр Statio. — И если вы этому уже научились, то будете использовать и дальше. Владельцы таких бизнесов давно ездят на Porsche Macan, снимают люксовые виллы на Лазурном берегу — и это не компании сквоттеров. В основе шеринга лежат эффективность, комьюнити и экономическая устойчивость. Самым перспективным трендом является совместное использование производственных мощностей вместо того, чтобы под каждый проект строить свой завод».

«В экономике, заточенной на производство „одноразовых“ товаров, шеринг возможен в услугах, но не в продуктах. Чтобы продукт можно было долго кому-то сдавать, он должен быть очень качественным, — считает Андрей Назаров, генеральный директор хай-парка ИТМО. — Шеринг лучше всего действует в технологических решениях, сервисах, которые долго разрабатываются, а потом быстро распространяются среди пользователей искусственного интеллекта».

По мнению Евгения Зинина, генерального директора РБК «Санкт-Петербург, успешнее других выглядят стартапы, работающие с людьми, которые коллекционируют впечатления и эмоции или хотят учиться чему-то новому. Георгий Рыков, со своей стороны, считает, что деловые СМИ должны чаще обращаться к опыту предпринимателей, прошедших 1990-е: креативная экономика нередко вырастает из теневой, пример тому — старый добрый английский капитализм, выросший на морской торговле пополам с пиратством.

В завтраке текже приняли участие Алексей Фурсов, президент холдинга «Евразия»; Александр Аксёнов, совладелец RoyalNut и Ingria Kombucha; Алексей Ковалёв, президент холдинга Alex Fitness; Янис Чамалиди, Бренд IANIS CHAMALIDY, Наталья Новгородова, основатель Клиники «Авеню Медикал Групп»; Денис Басов, основатель сети спортивных центров BasovCenter; Борис Селивёрстов, директор по управлению активами ПАО «Кировский завод»; Андреевская Екатерина, совладелица бренда «КидБург»; Наталья Тур, председатель правления Банк ПСКБ; Александр Гаврюшенко, директор Бизнес-инкубатора «Политехнический», Александр Ружинский, основатель «Петербургский стартап», Ольга Панфилова, кандидат экономических наук, доцент СПбГЭУ и другие успешные предприниматели Санкт-Петербурга.

Фотоальбом на FaceBook

Материалы в СМИ:

Презентации: